Главная » 2014 » Октябрь » 28 » Пике: "Мне 26 лет, и я вот-вот наложу в штаны!"
Пике: "Мне 26 лет, и я вот-вот наложу в штаны!"
Пике:

Сэр Алекс Фергюсон или Пеп Гвардиола? Куман или Йерро? ЧМ-2010 или ЧЕ-2012? Скоулз или Хави? Ответы на эти вопросы и на многие другие — в большом интервью с Жераром Пике.

- Ты действительно входишь в число сосиос Барселоны с рождения?
 
- Да, так и есть. Мой дедушка был одним из директоров Барселоны, позже он стал вице-президентом клуба. Вот он и внес меня в список сосиос без промедлений. Когда мне исполнилось 25, и когда я осознал, что являюсь членом клуба вот уже четверть века, я был чрезвычайно горд. Я с детства ходил на матчи, но мне никогда не доводилось сидеть с дедушкой в ложе для директоров — всегда располагался рядом с мамой и папой несколькими рядами выше.

- Что для тебя значит этот клуб?

- Я невероятно влюблен в этот клуб из-за его истории, стиля игры и каталонской идентификации. Мне повезло: я получил уникальное футбольное образование в молодежных командах Барселоны.

- Твое второе имя — Бернабеу. Не подшучивали ли над тобой партнеры по команде в молодости?

- (улыбается) Не особо. Действительно странно быть игроком Барселоны и носить фамилию, которая красуется на стадионе мадридского Реала. Однако фамилии не выбирают. В любом случае, я ей горжусь.

- Ты всегда хотел стать футболистом? Каким был Пике в школьные времена?

- Всегда. Это ведь мечта всех ребятишек, разве нет? Мне пришлась по душе игра в футбол и я не позволял ей покидать меня. В семнадцать лет я собрал чемоданы и отправился в Ман Юнайтед, что было дальше — это уже история. Думаю, если бы я не стал футболистом, занимался бы чем-то связанным с бизнесом. Возможно, был бы директором какой-то компании. Сложно сказать — я всегда был сконцентрирован на футболе.

- Как-то твой брат Марк говорил, что ты наиболее неуступчивый человек в мире. Ты вообще позволяешь кому-то оказаться в чем-то сильнее?

- Все началось на улице, где соперничество всегда было невероятно сильным. Это мотивировало меня становиться сильнее. Всегда приятнее побеждать, чем проигрывать. Отец никогда не позволял мне в чем-то победить, даже в пинг-понге, черт возьми! Но однажды мне все же удалось его переиграть, и это был переломный момент. С тех пор я не позволял ему отыграться. Сейчас он наполовину слеп, поэтому он едва видит мячик (смеется). Он научил меня, что участие — это хорошо, но победа — значительно лучше.

- Ты подрастал в той же возрастной группе, что и Лео Месси и Сеск Фабрегас. Вы, наверное, были непобедимы! Правда, что ты называл Месси "Немым"? И были ли у тебя когда-то конфликты с лучшим другом Сеском?

- (улыбается) Часто мы точно не проигрывали! Это была отличная команда, которая многого добивалась по всей Европе. Мы с Сеском частенько ссорились. Зарубежные поездки и турниры всегда были самыми увлекательными. Мы постоянно находились в одной комнате, играя в FIFA или карты. Что касается Месси, то поначалу он действительно был интровертом. Но как-то мы играли на турнире в Швейцарии, там-то он и вышел из тени и прекратил быть "Немым". Ребенку сложно адаптироваться к новому континенту, но он прошел путь до того, чтобы называться лучшим футболистом планеты. У него невероятный талант. Но не забывайте: я играл и с Криштиану Роналду.

- Действительно ли Луи ван Гаал, тренируя Барселону, как-то толкнул тебя в доме твоего дедушки? Ты ему как-то ответил?

- Он на самом деле сделал это. Мне было лет двенадцать, и он знал, что я защитник молодежной команды. Тогда, у дедушки, он сказал мне, что все центрбеки должны быть сильными, после чего и толкнул меня. Ответил ли я ему тем же? Нет, конечно — он был коучем Барсы, а я еще совсем мальцом! Перед стартом матча Испании и Голландии на чемпионате мира мы с ним побеседовали, но не о том толчке!

- Почему ты покинул Барселону ради Манчестер Юнайтед? Переезд Сеска в Англию повлиял на твой решение? И насколько сложно тебе было в первые месяцы?

- В жизни случаются моменты, когда нужно принять сложное решение. В Юнайтед мне предоставили возможность быть в постоянном контакте с профессиональными футболистами. На том этапе было очень сложно пробиться из молодежной команды Барселоны в первую, была другая философия. Зарубежным исполнителям предоставлялось больше шансов, чем доморощенным воспитанникам. Поэтому я и не жалею о том решении.

Первые пару месяцев, когда я жил с английской семьей вдали от друзей и родителей, были сложными. Я не играл, на улице днями не было солнца, совершенно другая кухня, и все это в одиночестве. Тогда я серьезно повзрослел.

- Как ты теперь оцениваешь те три года в Манчестере? Намерен ли ты когда-нибудь туда вернуться?

- В футболе никогда не знаешь, что будет дальше. Я всегда говорил, что моим клубом является Барселона, а в Англии я желаю побед Ман Юнайтед. У меня там и сейчас есть несколько друзей — Андер Эррера и Давид Де Хеа, да и в те времена я со всеми ладил хорошо. Мне было 18 лет, за мной присматривали такие звезды, как Рууд ван Нистельрой, Рио Фердинанд и Уэйн Руни, это было невероятно. Тем не менее, если честно, я сейчас нахожусь в лучшем клубе в мире. Именно здесь я всегда мечтал выступать, и желания что-то менять у меня нет. Я только-только подписал новый контракт и хотел бы здесь завершить карьеру. Но кто знает, что будет дальше?!

- Кто имел большее влияние на твою карьеру: сэр Алекс Фергюсон или Пеп Гвардиола?

- У-уф, это две совершенно разные личности, и каждый из них серьезно повлиял на мою карьеру. Практически невозможно представить, чтобы кто-то провел 27 лет в одном клубе, как это сделал Фергюсон. А в первый сезон с Гвардиолой мы победили во всех шести турнирах. Их невозможно сравнивать.

- Вспомни наиболее серьезную выволочку, которую устраивал тебе Ферги. И были ли еще люди в Юнайтед, которые тебя пугали?

- Поначалу я вообще не понимал ни одного сказанного им слова — мне оставалось только следить за его языком жестов. Акцент был просто невероятным. Манкунианский достаточно тяжелый, но шотландский — это вообще нечто невероятное! Не скажу, что я слишком боялся Ферги. Рой Кин? Это другое дело! Помнится, мы как-то были в раздевалке, и тут в моих штанах завибрировал телефон. Кино услышал, что где-то вибрирует мобильный и начал сходить с ума, пытаясь выяснить, кому он принадлежит. Вот таким он был. Перед матчем с Селтиком в прошлом сезоне (1:0), я увидел его у кромки поля, когда мы выходили на разминку, и понял, что он работает аналитиком на телевидении. Тогда-то я и закрыл свое лицо ладонями — он ведь по-прежнему пугает меня до чертиков. Мне двадцать шесть лет и я вот-вот наложу себе в штаны!

- Простой вопрос: Скоулз или Хави?

- Да ну, перестаньте, не вынуждайте меня выбирать! Возможно, из-за трофеев, выигранных на международном уровне, мой выбор будет за Хави. Но на уровне техники они невероятны оба. Скоулз — один из лучших распасовщиков, которых я видел. То же могу сказать и о Хави. Они — лицо команды.

- Удивило ли тебя то, что Барселона решила подписать с тобой контракт, хотя ты и редко выходил на поле в Юнайтед?

- Немного. Я провел хороший сезон в аренде в Сарагосе, это мне очень помогло. Я играл в Юнайтед не так часто, как мне того хотелось, поэтому, как только мне подвернулась возможность вернуться, я дважды не думал.

- Ты побеждал в Лиге чемпионов подряд с двумя разными клубами: в 2008 с Юнайтед, и в 2009 с Барселоной. Какие чувства тебя переполняли в те времена?

- Вне сомнений, это были незабываемые сезоны. Даже несмотря на то, что в сезоне 2007/08 я играл немного. Суть в том, что ты привыкаешь к успехам, и немаловажную роль сыграли шесть титулов в мой первый сезон с Барселоной. И это нормально. Самый большой вызов в футболе — остаться победителем. Сейчас, после сезона без трофеев с Барселоной, — это наша главная цель.

- Опиши Пепа как тренера. Что он изменил в Барселоне после неудачного сезона под руководством Франка Райкаарда?

- Он всегда очень сосредоточен, он живет футболом. Пеп проводит 24 часа в сутки, думая о том, как атаковать и как обороняться в матче с сильным соперником. Он очень помог мне в том, что касается понимания игры, как и что делать в определенных ситуациях. Он определенно входит в число лучших тренеров мира. Мне не довелось поработать под руководством Райкаарда, но с появлением Пепа в клубе все изменилось. Гвардиола стал началом создания этой великой команды.

- Правда ли, что под конец работы с Гвардиолой ваши отношения испортились?

- Споры и разногласия всегда возникают, когда долго работаешь с теми же партнерами или теми же тренерами. В итоге вы находите истину, которая полезна всем сторонам. Наши отношения всегда были хорошими: он ожидал от меня максимально сильной игры, и я старался ее показывать. Я всегда буду ему благодарен за его вклад в развитие моей карьеры, ведь он сделал меня важным игроком этой команды после перехода из Ман Юнайтед.

- Барса Пепа. Говорят, что это была сильнейшая команда в истории футбола...

- Само собой, это приятно слышать, но не сказал бы, что я ощущал какое-то дополнительное давление. В Барсе все ожидают от тебя только побед, это в крови всех больших клубов. Возможно, у нас была дополнительная ответственность: играть с определенным стилем, соответствовать философии.

- Во времена работы Жозе Моуриньо в Реале Эль Класико стало более мерзким — игроки порой переходили грань добра и зла. Каким по-твоему было противостояние на том этапе?

- Сражались две сильные команды, это было мощнейшее соперничество. Историческое, по большей мере. Все выходило за рамки спортивной битвы между Мадридом и Барселоной. При Моуриньо присутствовал дополнительный стимул, ведь при нем нужно было играть на пределе. Он порой дерзил, поэтому нам хотелось отвечать ему тем же.

- Никогда не доводилось видеть голов от защитников вроде того, что ты забил Интеру в полуфинале Лиги чемпионов в 2010 году. Думал ли ты когда-то о том, чтобы играть впереди?

- Ну, будучи еще совсем пацаном, я играл нападающего, но со временем я оказался в защите. Вероятно, по причине моего роста и физической готовности. Кстати, видели бы вы меня сегодня на тренировке — я забил уйму мячей! Мы работали над подачами и завершением, и я был в ударе! (смеется) Мне нравится играть впереди.

- Что же происходило на самом деле, когда был сделан тот легендарный снимок со Златаном Ибрахимовичем? И как ты отреагировал на публикации в СМИ, последовавшие вскоре?

- (улыбается) Я только-только выпустил свою автобиографию, и он подошел ко мне и сказал: "Отличная работа". У меня достаточно мягкий характер, я сам по себе заботливый. Тогда-то фотограф и сделал снимок. Это происходило рядом с тренировочным полем, поэтому, видимо, это был кто-то из "желтого" издания. Не мог поверить, что это обрело такую огласку! Хотя тогда мы опережали Реал на несколько очков, это был конец чемпионата, поэтому в СМИ многие пытались нас дестабилизировать. Тем не менее, мы взяли тогда чемпионство.

- Что сказал тебе Сеск Фабрегас, тогда еще выступавший за Арсенал, когда ты натянул на него футболку Барселоны, празднуя победу на чемпионате мира? И удивило ли тебя то, что он покинул клуб этим летом?

- (понимающе улыбается) Ничего плохого! Само собой, он был недоволен мной и Пуйи (Карлесом Пуйолем — прим. FourFourTwo), но в конце концов мы были правы, не так ли?! Думаю, он провел у нас три очень хороших сезона. Трансфер в Челси был его личным решением. Все знают, насколько он силен и что значат для него сине-гранатовые цвета, но бывают ситуации, когда нужно принимать важные решение для своего будущего.

- Что было приятнее: победа на ЧМ-2010 или на ЧЕ-2012?

- Триумф в 2010 году. Испания никогда не побеждала на чемпионатах мира, поэтому для нашей страны это было чем-то фантастическим. Висенте дель Боске также сыграл важную роль в моей карьере, и без него мы бы не были столь успешны.

- Ты недавно говорил, что твоя нынешняя форма не дотягивает до того уровня, который был несколько лет назад. Что нужно сделать, чтобы вернуть свои прежние кондиции?

- Нужно усерднее тренироваться, с большей интенсивностью и концентрацией, пока я снова не буду способен оставлять всего себя на футбольном поле. Футболист всегда должен пытаться стать сильнее, в особенности в тех игровых аспектах, которые развиты хуже. Прошлый год получился не самым лучшим, поэтому в этом сезоне мы должны прибавить во всем.

- Какие твои первые впечатления от Луиса Энрике? Насколько важно иметь во главе команды человека с ДНК Барселоны?

- Крайне важно. Он понимает, что после побед тебя носят на руках, но после поражений все совсем по-другому. Он знает философию Барселоны от и до, как на поле, так и за его пределами. К тому же это просто великолепный специалист. Он это докажет.

- Слушаешь ли ты песни Шакиры перед матчами? Кто лучше анализирует проделанную работу: она — твою, или ты — ее?

- Перестаньте, кого еще я могу слушать перед матчем? Это же лучшая музыка из существующих! Ее песни великолепны, в особенности тексты и то, как она выражает свои чувства в музыке. Что касается анализа, думаю, мы равны.

- Кем станет ваш сын Милан, когда вырастет? Певцом или футболистом?

- Надеюсь, он будет футболистом, но кто знает. В любом случае, я позволю ему самому сделать выбор.

- Кого бы ты хотел видеть в партнерах в центре обороны, если выбирать из игроков прошлого и настоящего?

- Вау, таких много. К примеру, Беккенбауэра, хотя я никогда и не видел его в игре. Рональда Кумана и Фернандо Йерро, которых хорошо помнят болельщики Барселоны и мадридского Реала. Было здорово учиться у Рио Фердинанда и Неманьи Видича. Тем не менее, если судить по увиденным мною видео, Беккенбауэр был невероятен. Он подключался к атаке, забивал и руководил командой. Я был в восторге.


ИСТОЧНИК:football.ua
РАЗДЕЛ:Интервью
Барселона, Жерар Пике

© Barcaman, 2009-16
© Все права защищены. При копирование материалов ссылка на источник обязательна


Добавлено: 28.10.14 21:59 | Автор: den1ska_07 | Смотрели: 1513 | Оставлено комментариев 2

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Всего комментариев: 2
Отличное интервью, Админы побольше бы таких
действительно классное интервью! спс